БОЕВОЕ БРАТСТВО
ветеранов боевых действий Костанайской области
Главная » 2010 » Май » 8 » Кустанайцы в рейхстаге были первыми.
19.13.12
Кустанайцы в рейхстаге были первыми.
Хорошо известно, что в числе первых стрелковых дивизий, ворвавшихся в Берлин, была 150-я Идрицкая, ордена Кутузова 2-й степени стрелковая дивизия.

Эта дивизия вписана в летопись Великой Отечественной золотыми буквами хотя бы потому, что именно ее бойцы Егоров и Кантария водрузили над рейхстагом Знамя Победы. Однако далеко не все знают, что ядром этого соединения послужила 151-я стрелковая бригада, сформированная в казахстанском городе Кустанае.

История 151-й отдельной стрелковой бригады начинается 21 декабря 1941 года. В этот день группа офицеров и политработников приступила к формированию ее подразделений. Командиром бригады был назначен подполковник Леонид Васильевич Яковлев. Офицерский состав соединения составили выпускники различных училищ. Рядовой и сержантский состав призывался из Казахстана, Сибири и с Южного Урала.

В сентябре 1943 года 151-я отдельная стрелковая бригада, занимавшая рубеж обороны у озера Ильмень, была вместе с двумя другими бригадами переформирована в 150-ю стрелковую дивизию.

Формирование дивизии происходило без вывода подразделений в тыл. Стрелковые батальоны 151-й бригады объединились в 756-й стрелковый полк. В момент формирования полк был наиболее полнокровной частью дивизии, составляя половину ее личного состава. Кроме него в состав дивизии вошли 469-й и 674-й стрелковые полки.

Артиллерийский полк дивизии был создан из дивизионов бригад на базе артдивизиона 151-й стрелковой бригады, командир которого майор Гладких стал командиром артполка. Всё руководство формированием дивизии было возложено на штаб 151-й бригады, преобразованный в штаб дивизии. Командиром дивизии стал командующий бригадой полковник Яковлев.

Позднее за успешный прорыв линии «Пантера» в Прибалтике и овладение городом Идрица приказом Верховного Главнокомандования от 23 июля 1944 года дивизии было присвоено почетное наименование «Идрицкой».

Наступление на Берлин для 150-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор В.М. Шатилов, началось 16 апреля. А к вечеру 21 апреля, ломая ожесточенное сопротивление противника, 756-й и 469-й стрелковые полки ворвались в северо-восточные районы Берлина Каров и Бланкенбург и захватили их.

Наступающим частям Военный совет 3-й ударной армии вручил девять специальных знамен для водружения над рейхстагом. Знамя номер пять в Сто пятидесятой дивизии принял первый батальон 756-го стрелкового полка. Оно находилось в первой роте, которой командовал капитан Гусельников.

С каждым днем, с каждым часом всё ближе и ближе к центру германской столицы продвигались части дивизии. К 28 апреля 756-ой полк проложил себе дорогу по улицам Турмштрассе и Альт-Моабит до реки Шпрее у моста Мольтке. До рейхстага оставалось 500 метров.

Мост Мольтке был цел, но на его северном и южном концах гитлеровцы соорудили баррикады. Все подступы к мосту и сам мост находились под многослойным перекрестным огнем из орудий, разместившихся в сильно укрепленных зданиях на южном берегу реки.

Центром обороны моста и важнейшим прикрытием выходов на Кенигсплац и к рейхстагу служило многоэтажное здание Министерства внутренних дел, которое наши бойцы именовали «домом Гиммлера». Стены нижнего и полуподвального этажей здания достигали двухметровой толщины и были усилены земляными насыпями.

Почти целые сутки 29 апреля длился бой за «дом Гиммлера». Первым ворвался в здание взвод лейтенанта Кошкарбаева. Бойцы Кошкарбаева сбили охрану у дверей и овладели лестничными клетками. К утру 30 апреля «дом Гиммлера» был взят, и из его окон бойцы увидели в тумане большое темное здание рейхстага. Когда люди убедились, что это и есть рейхстаг, началось небывалое ликование, вспоминал командир 756-го полковник Ф.М. Зинченко:

«Рейхстаг наш! Ура! Ура! – закричали бойцы. Я говорю, что его еще нужно взять. Противник был кругом рейхстага, справа и слева. А мне отвечали: – «Товарищ полковник. Можете докладывать, что мы взяли рейхстаг, все равно мы его возьмем.»

Началась подготовка к штурму рейхстага. Все места в первом этаже «дома Гиммлера», откуда можно было вести огонь, были заняты артиллеристами и минометчиками. Солдаты сумели закатить несколько орудий даже на второй этаж – так сильно было желание вести огонь по рейхстагу.

В 4 часа 30 минут была предпринята первая атака. Она не удалась, и в 11 часов 30 минут атака была повторена. Две роты батальона Неустроева и первый батальон майора Давыдова вышли на Кенигсплац. До рейхстага осталось 300 метров, но огонь из всех видов оружия был настолько сильным, что атакующие были вынуждены залечь.

Из письма премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля президенту США Франклину Рузвельту. 1 апреля 1945 г.

«…Русские армии, несомненно, захватят всю Австрию и войдут в Вену. Если они захватят также Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу… Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять».

ПОСЛЕДНИЕ МЕТРЫ

На площади и во всем районе стоял страшный грохот от одновременных разрывов множества снарядов и мин. Горело все, что могло гореть. От дыма и пыли солдатам казалось, что наступили сумерки, хотя на самом деле был солнечный день.

Но вот установилось короткое относительное затишье. Полки дивизии получили пополнение и стали готовиться к новому штурму. Командир первого батальона капитан Неустроев решил ввести в бой свой резерв – лучшую в батальоне первую роту, в командование которой после ранения капитана Гусельникова вступил парторг роты и командир взвода старший сержант Сьянов.

Илья Николаевич Сьянов – сорокалетний бухгалтер из села Семиозерное Кустанайской области, служил в соединении с первых дней формирования. Листовка политотдела 3-й ударной армии, выпущенная через три дня после падения Берлина, отмечала, что в старшем сержанте Сьянове в последних боях «проявились настоящие качества советского командира. Спокойствие, выдержка, непреклонная воля чувствовались в каждом его действии».

Задача роты Сьянова – прорваться в рейхстаг, подняв за собой в атаку залегшие роты. Перебегая от воронки к воронке, от одного сваленного дерева к другому, бойцы добрались до широкого рва с водой, образовавшегося в результате незавершенного строительства линии метрополитена. Под огнем противника по переброшенным через ров рельсам и трубам солдаты преодолели преграду и бросились в атаку. За ними поднялись и другие роты, ранее вышедшие ко рву.

Стремительный бросок вперед позволил преодолеть последние метры и достичь стен здания. Не теряя ни минуты, штурмующие забросали гранатами двери, окна, проломы в стенах здания и ворвались внутрь.

Первыми на широких ступенях рейхстага оказались Пятницкий, Якимович, Прыгунов, Щербина, Ищанов. Младший сержант Пятницкий, водрузивший первым красный флаг на крыльце рейхстага, тут же упал, сраженный пулей. Флаг подхватил и установил на одной из колонн главного входа однополчанин героя младший сержант Щербина.

Вскоре на разных участках здания взвились флаги лейтенанта Кошкарбаева и рядового Булатова (674-й стрелковый полк), младшего сержанта Еремина и рядового Савенко (850-й стрелковый полк), сержанта Смирнова, рядового Беленова и Сомова (525-й стрелковый полк), сержанта Япарова (86-я тяжелая гаубичная артбригада).

Многие атакующие были сражены перед самыми стенами рейхстага, но их товарищи ворвались в вестибюль. Через некоторое время совместными усилиями трех батальонов первый этаж был очищен от фашистов, вынужденных основными силами уйти в подвальное помещение, а частью на второй и третий этажи.

В ночь на первое мая бойцы 756-го стрелкового полка Михаил Егоров и Мелитон Кантария водрузили над куполом рейхстага Красное Знамя № 5, полученное в политотделе армии, – Знамя Победы.

Бои в рейхстаге продолжались еще 1 и 2 мая. Противник предпринимал яростные контратаки изнутри и извне с целью отрезать ворвавшиеся туда батальоны. Здание горело. Нечем было дышать. Наконец в 7 часов утра 2 мая остатки фашистского гарнизона рейхстага сдались. Безоговорочно капитулировал и весь берлинский гарнизон.

В рейхстаге было убито и ранено до тысячи немецких солдат и офицеров, 1286 человек, в том числе 2 генерала и 10 офицеров взято в плен. За отвагу и мужество, проявленные в боях за Берлин и рейхстаг, все воины Сто пятидесятой дивизии были награждены орденами и медалями.

Большую группу награжденных составили казахстанцы: командир взвода разведки лейтенант Рахимжан Кошкарбаев, санинструктор сержант Бабек Бектуров, командиры минометных расчетов сержант Даден Керимбаев и старшина Абиш Вахтыгиреев, ездовой батареи противотанковых пушек младший сержант Кадык Сарсембаев, пулеметчик Петр Вицько, стрелок Иван Хилан, шофер ефрейтор Павел Барзилов, пулеметчик Каир Тюлюбаев и другие.

Командиру дивизии В. М. Шатилову, командиру 756-го полка Ф.М. Зинченко, командирам батальонов С.А. Неустроеву и В.И. Давыдову, командиру и парторгу роты старшему сержанту И.Я. Сьянову, разведчикам Михаилу Егорову и Мелитону Кантария было присвоено звание Героя Советского Союза.

Сто пятидесятая дивизия генерал-майора Шатилова была отмечена в приказе Верховного Главнокомандующего от 2 мая 1945 года, № 359.

Победа в Берлинской операции явилась результатом героических усилий всего советского народа. Это очень хорошо высказал один из участников штурма рейхстага: «Знамя Победы! На купол рейхстага его вознесли Егоров и Кантария. Но вместе с ними его водрузили и те, что бились на других фронтах, и те, что пали смертью героев, не дойдя до Берлина, и те, что в глубоком тылу ковали для нас оружие».

Просмотров: 2165 | Добавил: Собкор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Armata1.ru - Военно-информационный портал