34 года тому назад.. «без отметки на календаре» - 25 Декабря 2013 - БОЕВОЕ БРАТСТВО ветеранов боевых действий Костанайской области


БОЕВОЕ БРАТСТВО
ветеранов боевых действий Костанайской области
Главная » 2013 » Декабрь » 25 » 34 года тому назад.. «без отметки на календаре»
20.10.58
34 года тому назад.. «без отметки на календаре»

День ввода войск в Афганистан - 25 декабря

негласно называется датой

 «без отметки на календаре».

В первых числах декабря 1979 г. министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д. Ф. Устинов довел до руководящего состава Генерального штаба информацию о том, что в ближайшее время, возможно, будет принято решение о направлении в Афганистан советских войск в количестве до 75 тыс. чел.

Возражения начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Н. В. Огаркова, а также его попытки доказать, что такое количество войск не в состоянии решить задачу по ликвидации оппозиционного движения (если войска вводятся для этого), тем более, что афганская армия может оказать сопротивление, ни к чему не привели. Дмитрий Устинов был глубоко уверен, что стоит только появиться в Афганистане советским войскам, как мятежники сразу прекратят боевые действия против официального Кабула и в стране установятся мир и спокойствие.



Оперативное развёртывание и подготовка ОКВС

10 декабря 1979 г., т.е. еще до принятия окончательного решения Л. И. Брежневым (очевидно, была уверенность, что другого решения он не примет), министр обороны СССР начал отдавать Генеральному штабу распоряжения на создание необходимой группировки войск.

13 декабря (на следующий день после принятия решения) для оказания помощи командованию ТуркВО в проведении мобилизационных мероприятий была сформирована Оперативная группа Министерства обороны СССР (ОГ МО СССР) во главе с первым заместителем начальника Генерального штаба генералом армии С. Ф. Ахромеевым.



Позднее эту группу возглавил первый заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза С. Л. Соколов (срочно отозванный из отпуска). Вечером 14 декабря 1979 г. ОГ МО СССР прибыла в Термез и приступила к работе.

16 декабря 1979 г. отдается распоряжение о выделении из управления ТуркВО и отмобилизовании полевого управления 40-й армии. Командующим армией по оперативному предназначению был назначен первый заместитель командующего войсками ТуркВО генерал-лейтенант Ю. В. Тухаринов.

В связи с тем, что у Генерального штаба не было плана ввода войск в Афганистан (задача на разработку такого плана ему не ставилась), общая директива на отмобилизование войск не отдавалась. Соединения и части приводились в готовность отдельными распоряжениями после получения соответствующих устных указаний Д. Ф. Устинова.

Всего за три недели (до 31 декабря 1979 г.) было отдано более тридцати таких распоряжений. Тыловые и ремонтные части и органы 40-й А развертывались в последнюю очередь (некоторые уже в ходе начавшегося ввода войск).

Соединения и части 40-й армии - мотострелковые дивизии типа "В", части армейского комплекта были отмобилизованы за 10-12 дней до ввода, а формирование десантно-штурмовой бригады еще только завершалось. Единственным кадровым соединением в составе армии была 103-я вдд.

Со второй половины января до середины февраля 1980 г. весь приписной состав был заменен кадровыми подразделениями, полученными из состава соединений и частей всех военных округов и групп войск.

В ходе создания группировки войск было развернуто около 100 соединений, частей и учреждений. Из запаса на укомплектование войск призвано более 50 тыс. офицеров, сержантов и солдат, выделено из народного хозяйства около 8 тыс. автомобилей и другой техники.

Посмотреть план операции по вводу войск в Афганистан и дислокация 40А в 1979 – 1980 гг.



Подобных по масштабам мобилизационных мероприятий в ТуркВО и САВО в послевоенный период никогда не проводилось. Они выявили ряд серьезных недостатков в деятельности местных органов власти, руководителей предприятий, хозяйств, военкоматов и воинских частей.

Но особенно нетерпимые из них были в подготовке офицеров запаса. 70% из общего числа призванных офицеров в армии не служили вообще (прошли подготовку на военных кафедрах вузов). Подавляющее большинство из них показали полную неподготовленность и неспособность командовать подчиненными подразделениями или исполнять другие обязанности, положенные им по службе.

Нередко мотострелковые, артиллерийские, саперные взводы, где командирами были офицеры запаса, на маршах и в бою были практически неуправляемыми. Около 20% офицеров, призванных из запаса, которые готовились при частях из числа сержантов, также не имели практических командных навыков. Совершенно неудовлетворительную профессиональную подготовку показали офицеры запаса бронетанковой, автотракторной служб и службы тыла.

Опыт отмобилизования, ввода войск и ведения боевых действий в течение первых двух месяцев, пока офицеры запаса находились в войсках, убедил, что их неподготовленность к выполнению обязанностей, на военное время является не следствием каких-то отдельных, может быть даже и крупных недостатков, а крупных изъянов в общей системе их подготовки.

Опыт развертывания 40-й армии в декабре 1979 г. показал, что требуется полностью пересматривать всю систему подготовки офицеров запаса в Вооруженных Силах СССР. Она на 1979 г. устарела и не отвечала даже минимальным требованиям современной войны. Специалисты сходились в оценках - не может быть военнообязанный офицером и командовать подчиненными, если он вообще не служил в армии.

Стало очевидным, что необходима новая система подготовки офицеров запаса. Она должна быть после разработки опробована на практике и введена в действие. Однако по большому счету, и не сегодняшний день в этой сфере сделано очень мало. Изменения к лучшему, к сожалению, минимальны.

В первые дни отмобилизования на качество укомплектования подразделений ни военкоматы, ни воинские части никакого внимания не обращали. Все были уверены, что идет обычная проверка, которая закончится, как только части доложат о завершении комплектования. В связи с этим военкоматы стремились быстрее отправить призывные ресурсы, а воинские части - побыстрее укомплектовать подразделения личным составом и доложить по инстанции.

После прибытия ОГ МО СССР и ориентирования в общих чертах соответствующих командиров и военкомов о возможном выполнении серьезных задач положение значительно улучшилось. Началась замена уже призванных и направленных в части военнообязанных, не способных выполнять боевые задачи. Замена продолжалась 8 суток (а в некоторых частях и более).

При комплектовании войск остро ощущался недостаток многих специалистов: механиков-водителей танков и БМП, операторов ПТРК и РЛС, наводчиков орудий, артиллерийских вычислителей, радистов и др. Это в значительной мере объясняется тем, что многие военнообязанные среднеазиатских республик служили в строительных войсках.

Поступившие из запаса офицеры, подготовленные на военных кафедрах гражданских вузов, в подавляющем большинстве в армии никогда не служили и поэтому не имели практических навыков в работе по специальности и, тем более, с людьми. Многие из них плохо владели русским языком. Для всех военнообязанных была характерна крайне низкая физическая подготовка.

Большое количество военнообязанных не разыскали из-за нарушений паспортного режима при прописке, отсутствия информации о сносе домов, неразберихи в наименованиях улиц и т. п.

Со значительными, а порой и непредвиденными трудностями столкнулись военкоматы и воинские части при поставке и приеме техники из народного хозяйства. Руководители автобаз в массовом количестве поставляли не новые, приписанные к войскам, а старые, имевшие пробег более 500 тыс. км автомобили. Часть из них прибыла без запасных колес, водительского инструмента, шанцевого инструмента и ремонтных комплектов. Многие автомобили были не оборудованы под перевозку личного состава.

В течение нескольких суток приходилось организовывать и проводить работы по замене автомобилей или ремонту уже полученных машин и комплектование их инструментом непосредственно в районах сосредоточения частей. Эти мероприятия проводились как за счет получения имущества и материальных средств из гражданских организаций, так и за счет запасов военного округа.

Словом, техническое состояние приписанной и поставленной военкоматами автомобильной техники было явно неудовлетворительным. Так, 20% автомобилей поступило с пробегом до 100 тыс. км, 30% - до 250 тыс. км и 50% - более 250 тыс. км. До 80% поставленных машин имели срок эксплуатации 5 и более лет.

Особенно низкое техническое состояние имели наливные автомашины. Из представленных на укомплектование наливного автомобильного батальона 500 автомобилей были выбраны только 221, а остальные возвращены за негодностью. До 80% поставленных бензозаправщиков из-за отсутствия заправочных пистолетов, счетчиков установленного диаметра оказались непригодными для использования. Имело место много и других недостатков.

Все это потребовало принятия дополнительных мер по изысканию материальных и людских ресурсов и серьезно затрудняло выполнение задач в установленные сроки.

Помимо этого, при снятии машин с длительного хранения оказалось большое количество неисправной и неукомплектованной положенным имуществом техники. Прибывшие из народного хозяйства подвижные ремонтные мастерские пополнялись инструментом, так как он в мастерских почти полностью отсутствовал. При подготовке войск к выдвижению вся техника была подвергнута углубленной проверке, доукомплектована, дозаправлена горючим, проведены техническое обслуживание № 2, часть техники была проверена контрольными пробегами.

Несмотря на имевшиеся недостатки в отмобилизовании, командованию ТуркВО и САВО, командирам соединений и частей, военкоматам удалось в конце концов справиться с поставленными задачами. К исходу 24 декабря 1979 г. основные силы 40-й А были готовы к действиям.





24 декабря 1979 г. Д. Ф. Устинов провел совещание руководящего состава Министерства обороны СССР, на котором присутствовали заместители министра, главнокомандующие Сухопутными войсками, ВВС, Войсками ПВО страны, командующий ВДВ, некоторые начальники главных и центральных управлений. На этом совещании министр обороны СССР объявил о принятом решении ввести в Афганистан советские войска. Надежды генералов и офицеров, информированных ранее о возможности такого решения, что этого все-таки не произойдет, окончательно развеялись.

В тот же день министр обороны СССР подписал директиву войскам, в которой, в частности, говорилось: "Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах страны, на территорию Афганистана в целях оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств". Задача эта для командиров всех степеней, была, прямо скажем, весьма неопределенной.

Участие советских войск в боевых действиях на территории Афганистана директивой не предусматривалось. Более того, не был определен порядок применения оружия даже в целях самообороны. Имелось в виду, что наши соединения и части станут гарнизонами и возьмут под охрану важные районы и объекты, высвободив тем самым афганские войска для активных боевых действий против оппозиции, а также против возможного внешнего противника.

Отдельным распоряжением командующему 40-й А генерал-лейтенанту Ю. В. Тухаринову поручалось встретиться с начальником оперативного управления Генерального штаба армии Афганистана генерал-лейтенантом Бабаджаном и обсудить с ним вопросы по дислокации советских войск на территории Афганистана (Бабаджан получил от X. Амина соответствующие указания).





Началом перехода государственной границы министр обороны СССР установил 15.00 московского времени (16.30 кабульского) 25 декабря 1979 г. В распоряжении командиров всех степеней для организации марша оставалось меньше суток.

По поручению советского руководства 2 декабря 1979 г. советский посол проинформировал X. Амина, что советское правительство нашло возможным удовлетворить его просьбу и направить в Афганистан два советских батальона (специального назначения и парашютно-десантный) для усиления охраны резиденции главы государства и аэродрома Баграм. По согласованию с X. Амином 3 и 14 декабря 1979 г. эти подразделения самолетами ВТА были переброшены в Афганистан и приступили к охране порученных им объектов.

14 декабря 1979 г. с одним из батальонов на аэродром Баграм нелегально прибыл Б. Кармаль, где среди советских офицеров и солдат он находился до конца месяца. Несколько раньше (11 декабря 1979 г.) советским транспортным самолетом переправлены в Афганистан из Москвы А. Ватанджар, С. Гулябзой, А. Сарвари и Ш. Маздурьяр - та "четверка", которая накануне прихода к власти X. Амина укрылась в советском посольстве. В целях сохранения их жизни они в свое время были скрытно вывезены с территории посольства в Кабуле, а затем и из Афганистана в Москву - уже после прихода к власти X. Амина. План, разработанный в Москве, начал претворяться в жизнь. Нет документального подтверждения, но, несомненно - Б. Кармаль и "четверка" принимали участие в выработке плана. Во всяком случае, знали о нем гораздо больше, чем офицеры советского Генштаба.

22 или 23 декабря 1979 г. советский посол известил X. Амина, что советское руководство в полном объеме решило удовлетворить его просьбы о направлении войск в Афганистан и 25 декабря 1979 г. готово начать их ввод. Х. Амин выразил благодарность за это решение и отдал распоряжение Генеральному штабу всячески содействовать его реализации.



Ввод группировки советских войск в Афганистан



Во исполнение указаний министра Обороны СССР в ночь с 24 на 25 декабря с аэродрома Фергана на аэродром Кабул были переброшены по воздуху остатки 345-го отдельного парашютно-десантного полка (два батальона части были переброшены ранее и выполняли задачи по охране аэродромов Кабул и Баграм). С 9.00 25 декабря началась переброска туда частей 103-й воздушно-десантной дивизии.



Группировка войск ТуркВО для ввода в Афганистан выглядела следующим образом - 40-я армия (108-я и 5-я гвардейские мотострелковые дивизии, 56-я отдельная десантно-штурмовая бригада, 860-й отдельный мотострелковый полк, 353-я артиллерийская бригада, 2-я зенитная ракетная бригада; 103-я гв. вдд и 345-й гв. опдп; 34-й смешанный авиационный корпус). Кроме того, в качестве резерва после отмобилизования иметь: 68-ю мсд в районе Кушки и 201-ю мсд в районе Термеза.

Одновременно с началом выдвижения 108-й мсд на термезском направлении осуществлялся пролет десанта и высадка его на аэродромы: Кабул - 103-я вдд; Баграм - 345-й пдп.

Ввод советских войск в Афганистан предусматривалось осуществить на двух направлениях по маршрутам Термез - Кабул - Газни и Кушка - Герат - Кандагар с задачей: разместив войска погарнизонно по этому кольцу в наиболее жизненно важных районах, создать условия для стабилизации обстановки в Афганистане.

Имелось в виду также на северо-востоке страны ввести 860-й омсп через Хорог в Файзабад.

По получении указаний, теперь уже с конкретными сроками, были уточнены расчеты марша, поставлены задачи соединениям, частям и подразделениям, разъяснены цели ввода всему личному составу. Организовано управление войсками при пересечении границы и выдвижении в назначенные районы, а также соответствующий контроль.



При проведении разъяснительной работы с личным составом упор делался на то, что ввод советских войск в Афганистан осуществляется по просьбе его законного правительства, для оказания интернациональной помощи в борьбе с внешней агрессией, которая в перспективе может создать угрозу и для южных рубежей нашей Родины. Никаких других целей не преследуется. Как только вмешательство извне во внутренние дела Афганистана прекратится, советские войска незамедлительно будут выведены из страны. Такие разъяснения встречали понимание со стороны личного состава.



Мосты



Серьезной проблемой для войск на термезском направлении была организация преодоления Амударьи - капризной и своенравной реки, с сильным течением и постоянно меняющей свое русло. Ее песчаные берега легко размываются. Все это крайне усложняло организацию как паромной переправы войск, так и наводку через нее понтонного моста.

Таким образом, одной из важных задач инженерного обеспечения ввода советских войск в Афганистан явилось оборудование и содержание наплавного моста в Термезе, а также строительство и содержание временного высоководного моста в Айвадже.

Ко времени ввода контингента советских войск в Афганистан на территорию ТуркВО железнодорожным транспортом из центральных военных округов страны в район Термез были переброшены три понтонно-мостовых полка.

После долгих рекогносцировочных работ и расчетов, проведенных под руководством начальника инженерных войск округа генерал-майора Королева А. С. с привлечением вызванных из Москвы специалистов Военно-инженерной академии, было выбрано, наконец, место для наведения понтонного моста.

Определена технология его наводки и закрепления на сильном течении, а также необходимые дополнительные работы по закреплению берегов и неустойчивого грунта островка, который вписывался в конструкцию моста (между берегом и островком - несколько звеньев понтонно-мостового парка, по островку - бетонные плиты и далее - мост).

Этот наплавной 60-т мост из парка ПМП был построен в течение семи часов (начало работ - с 7.00 25 декабря 1979 г.) В марте 1980 г. в связи с приближением весеннего паводка заменен комбинированным мостом из парков ПМП и ППС.

Чтобы предотвратить размывание острова и разрушение его поверхности по линии уреза воды в дно реки были забиты металлические штыри, выступающие над водой на 1 м, оплетены камышом и соломой, после чего оплетка была закреплена подсыпкой глины. Из этого же материала на проезжей части острова отсыпана полоса высотой 1 м, поверх глины были положены железобетонные плиты.

С закреплением грунта на подходах к реке и на островке существенную помощь войскам оказали руководители Сурхандарьинской области Каримов А. К. и Михайлов В. М., безвозмездно выделив с завода железобетонных конструкций значительное количество железобетонных дорожных плит и обеспечив их вывоз на специальных машинах-плитовозах.

Построенный мост имел выводную часть, обеспечивающую судоходство на реке. Из-за сильного течения возникли большие трудности в наведении моста, и особенно в его удержании, чем и объясняется столь длительный срок его наведения 25 декабря 1979 г.

Для дублирования моста в Термезе, а также обеспечения строительства временного высоководного моста и объездной автомобильной дороги на Ташкурган силами еще одного помп в январе 1980 г. в районе Айвадж был наведен наплавной 60-т мост из парка ПМП.

В дальнейшем силами инженерных войск в кратчайший срок - за 51 сутки в сложных гидрологических условиях был построен высоководный мост длиной 588 м под грузы до 40 т. Опоры моста - металлические трубы диаметром 320 мм, глубина забивки 20 м. В качестве пролетного строения использовались табельные мостовые комплекты МЛРМ и БАРМ. Наличие двух мостов позволило своевременно проводить профилактические мероприятия на них. Благодаря этому была обеспечена продолжительная эксплуатация наплавных мостов из табельных парков с интенсивным движением (до 1000 единиц техники в сутки).

Марш на Кабул

Первым советским подразделением, перешедшим советско-афганскую границу, был 781-й отдельный разведывательный батальон 108-й гв. мотострелковой дивизии. На афганском берегу советские войска встретил старший брат X. Амина - Абдалла Амин, отвечавший за подавление оппозиционного движения в северных провинциях страны.

Пропуск личного состава советских войск через границу осуществлялся пограничными органами без таможенного досмотра по заранее подготовленным спискам, которые вручались пограничным нарядам перед выходом подразделений на понтонный мост. Списки личного состава ВДВ передавались пограничным органам на аэродромах последней дозаправки самолетов.

На командно-наблюдательном пункте в районе моста находились командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Ю. П. Максимов, командующий 40-й А генерал-лейтенант Тухаринов Ю. В. и генерал-полковник Меримский В. А., возглавлявшим оперативную группу Министерства обороны.

Они наблюдали, как в установленное время 180-й мотострелковый полк на БМП, составляющий передовой отряд 108-й гв. мсд, и передовой эшелон 103-й гв. вдд пересекли государственную границу с Афганистаном на земле и в воздухе. На КНП у реки генералы пробыли до утра, пока на левый берег не переправилась последняя колонна.

Построение походного порядка 108-й гв. мсд на марше выглядело следующим образом: разведотряд - 781-й орб, головная походная застава - 180-й мсп (мср и тв), отряд обеспечения движения - 271-й отдельный инженерно-саперный батальон, авангард - 1/180 мсп с адн полка, 180-й мсп, передовой командный пункт (ПКП) мсд, 234-й танковый полк, отдельный реактивный дивизион, 177-й мсп, 1074-й артиллерийский полк, КП мсд, отдельный ракетный дивизион, 1049-й зенап, 181-й мсп, отельный батальон химической защиты, тыловой пункт управления (ТПУ) и тыл мсд.

Протяженность марша для 108-й дивизии составила 510 км. Марш был совершен двумя переходами. Первый - протяженностью 300 км, из них 140 км - по равнинной местности, 160 км - по горной. Второй - протяженностью 210 км по горной местности.

На первый переход марша было затрачено 25 час, в том числе 4 час на большой привал для дозаправки техники. Второй переход марша разведотряд и передовой отряд дивизии (мсп на БМП) преодолели за 18 часов, главные силы дивизии - за 21 час.

Марш совершался смешанными колоннами со средней скоростью движения: на равнине ночью - 20 км/час, днем в горах - 15 км/час. Расход горючего от нормы на марше составил 2,9 заправки по бензину, 3,0 - по дизтопливу.

Организация первого перехода марша происходила в исходном районе, первые задачи доводились путем отдачи боевого приказа. На организацию 1-го перехода было отведено 20 часов, на 2-й переход отведено 18 часов. Задачи доводились боевым распоряжением. Управление было с ПКП, который выдвигался за передовым отрядом.

Надо отметить, что практически вновь сформированная дивизия совершила труднейший шестисоткилометровый марш по высокогорному маршруту в зимних условиях. Из-за мокрого снега и наступившего мороза дорога ночью обледенела, техника на подъемах буксовала, а на спусках нередко шла юзом. Очень кстати оказались предусмотренные заранее меры предосторожности - отряды обеспечения движения с запасом песка, тягачами и дорожной техникой, деревянными подкладками под колеса на каждую машину, жесткими сцепками и т. п.

Серьезным препятствием оказался тоннель на перевале Саланг протяженностью 2700 метров, рассчитанный на прохождение одиночных и небольших групп машин с карбюраторными двигателями, но не дизельной техники - БМП, танков. Пришлось проходить через тоннель мелкими подразделениями с определенными интервалами между ними.

Все это существенно повлияло на снижение темпа выдвижения частей дивизии. И все же к назначенному времени передовой отряд дивизии - 180-й мсп был в Кабуле, установив связь с частями 103-й гв. вдд. С лучшей стороны показал себя здесь командир 180-го мсп подполковник Касымов Т. Е.

В ходе марша дивизия боевых действий не вела.

К исходу 29.12.79 г. 108-я гв. мсд заняла оборону в районе столицы Афганистана - г. Кабул. Дивизией командовал полковник Миронов Валерий Иванович, только что назначенный на эту должность. Фактически Миронов принял дивизию на марше, в крайне сложных и жестких условиях.

Надо честно признать, что только что отмобилизованные части 108-й гв. мсд внешне мало напоминали победоносную Советскую Армию. Это была явно не демонстрация советской военной мощи. Вид большинства призванных бойцов не вызывал к ним особого уважения. Мобилизованные отцы многодетных узбекских и таджикских семейств меньше всего походили на бравых солдат, прибывших оказать интернациональную помощь афганцам.

Штаб дивизии и некоторые части сосредоточили на северной окраине Кабула в поселке, прозванным по-русски "Теплым Станом", а мотострелковые полки и танковый полк развернули на подступах к Кабулу со всех направлений, создав как бы внешнее кольцо обороны города.

Зима в Кабуле 1979-1980 гг. выдалась морозной. В частях 108-й гв. мсд не хватало ни печек, ни топлива. Для приготовления пищи, обогрева палаток и блиндажей использовался любой кусок дерева. Появились случаи, когда на топливо вырубали декоративные и даже плодовые деревья. Это вызывало серьезные конфликты с местными жителями. Улаживались они с немалыми трудностями.

И еще особенность, которая не была учтена тыловыми службами. Кабул - высокогорный район. На приготовление пищи в открытых котлах требовалось почти в 1,5 раза больше времени и топлива, чем на равнине. В связи с этим обстоятельством возникло немало проблем.

Тем не менее, несмотря на все трудности, ввод ограниченного контингента советских войск в Афганистан продолжался.



Воздушно-десантная операция



И когда ввод войск в Афганистан стал очевидным, то потребовалось применить 103-ю воздушно-десантную дивизию, находившуюся в европейской части СССР за несколько тыс. км от границы Афганистана (пункт постоянной дислокации - г. Витебск, командир соединения - генерал-майор Рябченко И. Ф.).

В середине декабря 1979 г. 103-я воздушно-десантная дивизия была поднята по боевой тревоге и с полным боекомплектом и запасами выведена в исходный район, а затем к аэродромам взлета частей ВТА. Штабы ВДВ и ВТА к этому времени уже спланировали переброску дивизии из Белоруссии и десантирование ее в Афганистан на аэродромы Кабул и Баграм.

Для этих целей был задействован почти весь самолетный парк ВТА. Предусматривались промежуточная дозаправка самолетов на аэродромах Поволжья, Южного Урала и Казахстана. Там же предполагалось покормить горячей пищей десантников.

Вся подготовка к переброске и десантированию войск проходила скрытно под видом проведения тактических учений с практическим десантированием. Начиналась она приведением частей в повышенную боевую готовность.

Десантирование (кроме подразделений, предназначенных для захвата аэродромов с целью обеспечения высадки главных сил десанта) планировалось осуществить посадочным способом.



Поскольку аэродромы исходного района находились на значительном удалении от мест дислокации частей дивизии, выдвижение войск к аэродромам осуществлялось комбинированным способом: на ближайшие аэродромы - своим ходом и железнодорожным транспортом, на самые отдаленные - самолетами ВТА.

Для обеспечения скрытности боевая задача частям и подразделениям ставилась предварительная и только на десантирование (без раскрытия районов и аэродромов высадки). Личный состав получил задачу готовиться к десантированию и вступления в бой сразу после высадки.

Части и подразделения десанта несколько суток находились на аэродромах исходного района. Вооружение и техника были загружены в самолеты. На некоторых аэродромах они сосредоточивались в полевых парках, сгруппированные по самолетным группам. Старший каждой группы знал номер самолета, место стоянки и фамилию командира экипажа. Это впоследствии обеспечило быструю погрузку и посадку.

Личный состав был экипирован по-зимнему. Кроме валенок, каждый десантник имел сапоги, которые одевались в зависимости от погоды. Боевое снаряжение включало личное оружие, укомплектованный рюкзак и другое необходимое имущество.

Техническое и тыловое обеспечение десанта в исходном районе осуществлялось силами и средствами аэродромно-технических частей ВВС. Это способствовало сохранению запасов материальных средств частей 103-й вдд. Для поддержания боеготовности БМД и автотранспорта в условиях низких температур аккумуляторные батареи периодически подзаряжались. В самолетах, загруженных боевой техникой, при нахождении их на стоянках, поддерживался надлежащий температурный режим. Эскадрильи и полки ВТА, десантирующие передовые отряды десанта для захвата аэродромов, могли взлететь через 40-50 минут после получения приказа.



Десантирование 103-й гв. вдд осуществлялось посадочным способом. Выброска передовых отрядов не потребовалась. Оба аэродрома (Кабул и Баграм) к этому времени были взяты под контроль подразделениями 345-го опдп.

Условия посадки и взлета близко расположенных аэродромов Кабул и Баграм определили необходимость осуществлять десантирование группами по 6-12 самолетов с расчетом не более часа на их посадку, разгрузку и взлет группы. На разгрузку одного самолета затрачивалось от 15 до 30 минут.

После посадки командиры частей получили непосредственно на аэродроме крупномасштабный план города и карты с нанесенными военными объектами, боевой задачей и краткой пояснительной запиской. Эти документы были заранее подготовлены оперативной группой ВДВ.

При выполнении боевых задач главная ответственность возлагалась на парашютно-десантные полки. Ими в декабре 1979 г. в 103-й гв. вдд командовали: 317-м пдп - подполковник Батюков Н. В., 350-м пдп - подполковник Шпак Г. И., 357-м пдп - подполковник Литовчик К. Г., 345-м опдп командовал подполковник Сердюков Н. И.

Для перевозки личного состава и боевой техники 103-й вдд было совершено 343 самолето-рейса (в том числе 66 рейсов Ан-22, 76 рейсов Ил-76, 200 рейсов Ан-12). Всего на высадку частей и подразделений ВДВ на два аэродрома затрачено 47 часов (посадка первого самолета в Кабуле в 16.15 25 декабря, последнего - в 14.30 27 декабря 1979 г.).

Самолеты приземлялись днем и ночью в среднем каждые 15 минут. За это время в Кабул и Баграм доставлено 7 тыс. 700 чел. личного состава, 894 единицы боевой техники и 1062 тонны различных грузов.



К сожалению, при переброске десантных подразделений в Кабуле 25 декабря 1979 г. в 19.33 (московского времени) разбился самолет Ил-76 с личным составом и техникой. Экипаж в составе 7 человек (командир капитан Головчин В.В.) и 37 десантников погибли. Причина катастрофы - ошибка в пилотировании, столкновение самолета с горой высотой 4662 м при подлете к аэродрому Кабул (капитан Головчин В.В. садился на известный своей сложностью, особенно в ночное время, аэродром Кабул впервые). Эта катастрофа открыла список наших потерь в Афганистане.

Районы сосредоточения частей и подразделений ВДВ были заранее выбраны и отрекогносцированы офицерами оперативной группы ВДВ во главе с заместителем командующего ВДВ генерал-лейтенантом Н. Н. Гуськовым, которые прибыли в Кабул 23 декабря 1979 г.

С утра 25 декабря 1979 г. советские военные советники и специалисты, работавшие в войсках ПВО Афганистана, с целью исключения возможных враждебных акций со стороны афганских военнослужащих во время высадки частей ВДВ установили контроль над всеми зенитными средствами и местами хранения боеприпасов. Некоторые зенитные установки были ими временно выведены из строя (сняты прицелы, замки и т.п.).

Во время выхода и высадки наших войск в назначенные им пункты иногда возникали сложности. Так, с наступлением темноты на аэродроме Баграм внезапно выключилась светотехническая система обеспечения посадки. В это время самолеты с десантом уже были на подходе. Выяснилось, что систему выключили по приказу начальника авиационного гарнизона, который решил воспрепятствовать прибытию войск. Лишь решительные действия генерал-лейтенанта Н. Н. Гуськова сняли напряжение, исключили тяжелые последствия и обеспечили выполнение задачи.

После высадки подразделения 103-й вдд вышли к важным административным и другим объектам (ЦК НДПА, здания Министерства обороны, МВД, службы безопасности, Минсвязи, казармы некоторых частей) и усилили их охрану. Фактически над этими объектами был установлен контроль советских войск. В некоторых местах офицеры - противники X. Амина, не зная, для чего пришли советские войска, пытались оказать им сопротивление, но были сравнительно быстро разоружены.

К новому 1980 г. размещение полков 103-й вдд в Афганистане было завершено. 317-й гв. пдп дислоцировался в центре Кабула (на дворцовой территории Делькуша), батальон этого же полка выделялся на охрану резиденции Бабрака Кармаля. 357-й гв. пдп расположился в крепости Бала Хисар. 350-й гв. пдп остался в палатках на окраине аэродрома рядом со штабом дивизии. Там же расположились артполк и спецчасти дивизии. Немногие капитальные постройки, доставшиеся десантникам, были в ужасном состоянии. Разоренные и загаженные, они требовали большого труда и затрат материалов, чтобы их приспособить под жилье. К тому же они не имели отопления.

В целом в декабре 1979 г. была проведена беспримерная по размаху и организации аэромобильная операция по переброске войск с одного на другой ТВД на дальность около 4,5 тыс. километров. С этой операцией сопоставима, да и то лишь частично, переброска в течение одной ночи августа 1968 г. двух воздушно-десантных дивизий в Прагу и Брно при вводе объединенных вооруженных сил Варшавского Договора в Чехословакию. Как оказалось впоследствии, это была последняя воздушно-десантная операция Советской армии.

Сначала Герат, потом Кандагар



В ночь с 27 на 28 декабря 1979 г. (в 3.00 по местному времени) по дополнительному приказу министра обороны СССР в Афганистан вошла еще одна мотострелковая дивизия - 5-я гв мсд .

Соединение совершило марш по маршруту: Кушка - Герат - пер. Мир-Али - Адраскан - Шинданд. Протяженность марша составила 280 км.

Дивизия выдвигалась по одному маршруту. Колонна главных сил расчленилась по глубине на колонны полков, которые двигались на сокращенных дистанциях. Между частями - 2 км, между батальонами - до 1 км.

Такие сокращенные дистанции привели к затрудненному движению по маршруту, особенно при преодолении перевалов. Образованные заторы на участках не способствовали к быстрому совершению марша и снижали среднюю маршевую скорость, которая составила для танков - днем - 20 км/час, ночью - 15 км/час, БМП днем - 30 км/час, ночью - 20 км/час, автомобили - днем 35 км/час, ночью - 30 км/час. При преодолении перевалов средняя скорость составляла для всей техники - 5 км/час.

Организация марша происходила в исходном районе. Задачи до частей доводились боевым распоряжением командира дивизии генерал-майора Шаталина Ю. В.



Штабом мсд были подготовлены все необходимые данные для принятия решения командирами частей.

В решении были определены порядок совершения марша, количество походных колонн, состав передового отряда и походного охранения, порядок действия при встрече с противником, построение походного порядка и распределение сил и средств по колоннам, количество привалов и их продолжительность.

Задачи частям были поставлены на первый суточный переход.

Управление на марше было организовано с ПКП, КП и ТПУ. Общее время, затраченное на совершение марша, составило 28 часов с учетом привалов и дозаправки техники. На совершение марша было израсходовано: автобензина - 188,5 тонн (0,88 заправки); дизтоплива - 248,8 тонн (0, 7 заправки).

К исходу 28 декабря 5-я гв. мсд заняла районы предназначения южнее города Герат и на аэродроме Шинданда. В последующем зона ответственности дивизии расширилась до Кандагара, куда вышел ее 373-й мсп, преобразованный затем в отдельную мотострелковую бригаду (70-ю омсбр).

Ввод 5-й мсд прошел ровнее (в сравнении со 108-й мсд) и без серьезных отклонений от намеченного плана. Командир дивизии генерал-майор Шаталин Ю. В. в ходе выдвижения показал себя зрелым и грамотным военачальником.





Трудовая дорога на Файзабад

Особенно следует отметить неблагоприятные условия выдвижения 860-го отдельного мотострелкового полка из района Хорог в Файзабад (афганская провинция Бадахшан). Полк под командованием подполковника В. С. Кудлая длительное время выдвигался почти под непрерывным огневым воздействием мелких групп и отрядов оппозиции, восстанавливая полностью разрушенную боевиками дорогу - единственную в этом горном районе.
Темп продвижения полка максимально составлял до 10 км в сутки. Очевидно, сказался тот факт, что здесь проживало большое количество бежавших из советской Средней Азии бывших басмачей и их потомков. Несмотря на трудности и потери в личном составе и боевой технике, полк выполнил боевую задачу.

Для примера приведем несколько строк из журнала боевых действий 40-й армии.

11.1.80 г. - 860-й омсп без артиллерии и колесного транспорта сосредоточился в районе Гульхана. Разведка полка в составе четырех БМП остановлена перед завалом в районе Каздех (23 км сев-зап Гульхана). Дорога от Гульханы до Каздеха труднопроходимая для БМП - отвесные скалы. После прохождения БМП края дорог осыпаются. Налицо постоянная угроза срыва гусеничной техники в пропасть. Для колесных машин дорога непроходима. При попытках расчистки завала был открыт огонь бандой мятежников. Началась перестрелка. В ходе нее 2 офицера 860-го омсп ранено.

13.1.80 г. - 860-й омсп находится в районе Гульхана и Ишкашим. К исходу дня разведгруппа и передовой отряд полка в составе мсб разобрали завал на маршруте глубиной до 120 м. 15 км сев-зап Гульхана вновь встретили разрушенный участок дороги. Преодолеть его не смогли. С утра 15.1 полк начнет восстановительные работы и продолжит разведку по маршруту. Проведена разведка южнее Гульхана на глубину 12 км до кишлака Фалахмадин. Далее БМП пройти не смогли, так как дороги доступны только для пешеходов и вьючного транспорта.

16.1.80 г. - 860-й омсп продолжает расчистку дороги в районе Гульхана в готовности к выполнению задачи в направлении Файзабад. Нуждается в авиационной поддержке (вертолетами) для ведения разведки и высадки мелких подразделений с целью охраны опасных участков дороги и воспрещения действий противника на маршруте.

20.01.80 г. - 860-й омсп продолжает выполнять поставленную задачу. В 15.30 головная походная застава подверглась обстрелу и вела бой всю ночь. В полку имеются раненые в количестве 14 чел (в т.ч. 1 офицер) и убитые - 3 чел. (в т.ч. 1 офицер).

В помощь 860-му омсп навстречу ему из Кундуза были высланы подразделения 56-й одшбр (командир бригады полковник Плохих). Однако тяжелая техника бригады вскоре уперлась в подорванный мост над одним из горных ущелий. Мост через него был наведен позднее из дюралюминиевых конструкций, изготовленных по чертежам войск Ташкентским авиаобъединением им. Чкалова (директор в то время - В. Сивец), доставленных и смонтированных с помощью вертолетов Ми-6 и Ми-8.







Авиация

Советская авиационная группировка в Афганистане была создана к середине марта 1980 г. с учетом дислокации и ведения боевых действий общевойсковыми соединениями и частями на разобщенных операционных направлениях. Основой базирования авиационных частей явилась аэродромная сеть ВВС Афганистана, которая обеспечивала в случае необходимости проведение перегруппировки авиации с целью наращивания ее усилий на определенных направлениях (районах).

На большинстве аэродромов Афганистана совместно базировались части советской и афганской авиации. Это обеспечило более тесное взаимодействие между ними, сократило сроки восстановления боеспособности авиационных частей Афганистана и ввода их в бой.

Для усиления охраны и обороны аэродромов на каждый из них было выделено по одному мотострелковому (парашютно-десантному) батальону (роте).

На аэродромах базирования были дополнительно установлены радиосредства навигации и связи, созданы объединенные командные пункты по руководству полетами, управлению боевыми действиями, а также воздушным движением советской и афганской авиации над территорией Афганистана.

Советские авиачасти совместно с афганскими базировались на четырех аэродромах (Кабул, Баграм, Шинданд и Кандагар), на четырех аэродромах базировались раздельно советские (Кундуз, Файзабад и Джелалабад) и афганские (Мазари-Шариф) части.

При перегруппировках авиации в интересах предстоящих операций практически на всех имеющихся аэродромах осуществлялось совместное базирование советских и афганских самолетов и вертолетов.

Общий штатный состав советской авиационной группировки в Афганистане (ВВС 40-й А) включал два авиационных полка и одну эскадрилью боевых самолетов, один смешанный авиационный и три отдельных вертолетных полка, три отдельных вертолетных эскадрильи и один вертолетный отряд. Всего 60 боевых самолетов и 19 военно-транспортных самолетов, 253 боевых и транспортно-боевых вертолета.

С учетом физико-географических условий и дислокации общевойсковых соединений и отдельных частей 40 А и назначенных для них районов боевых действий авиационная группировка в Афганистане (ВВС 40 А) была разделена на четыре группы: "Север", "Центр", "Юг" и "Запад".

Группа "Север" - 181 овп с эскадрильей вертолетов 335 овп и 146 ово 201 мсд, район боевых действий - за хребтом Гиндукуш в северных и северо-восточных районах Афганистана (от Шибарган до Файзабад). Аэродромы базирования - Кундуз и Файзабад. В ходе боевых действий для временного базирования использовались аэродром Мазари-Шариф и вертолетные площадки Пули-Хумри, Баглан, Сари-Пуль, Шибарган, Ишкашим, Гульхана, Джарм и другие. Общая численность боевого состава "Север" - 81 вертолет, из них боевых и транспортно-боевых - 60.

Группа "Центр" - 50 осап, 263 оаэтр, 115 гв. иап, 262 овэ, 292 овп. Предназначалась для действий в центральных и юго-восточных районах Афганистана (южнее хребта Гиндукуш до границы с Пакистаном). Аэродромы базирования - Кабул, Баграм, Джелалабад. В ходе боевых действий использовались аэродромы: Газни, Гардез, Чагчаран (все - только для вертолетов), а также площадки Баглан, Чак, Ургун, Хост, Асадабад, Асмар и др. Общая численность боевого состава группы "Центр" 26 боевых самолетов и 114 вертолетов (в том числе 110 боевых и транспортно-боевых).

Группа "Юг" - две эскадрильи 280-го овп и одна эскадрилья 136-го апиб. Действовала в южных районах Афганистана (провинции Заболь, Кандагар, Урузган, Гильменд). Аэродром базирования - Кандаrap. В ходе боевых действий использовались аэродром Лашкаргах, вертолетные площадки Гиришк, Калат, Таринкот и другие. Общая численность группы - 12 боевых самолетов и 26 вертолетов (из них транспортно-боевых - 16).

Группировка "Запад" - 302-я овэ, по одной эскадрилье 280-го овп и 136-го апиб. Район боевых действий - западные и юго-западные провинции Афганистана (Бадгиз, Герат, Фарах, Гильменд).

Аэродром базирования - Шинданд. При ведении боевых действий использовались аэродромы Герат, Меймене, площадки Диларам, Даулатабад, Зарандж, Фарах, Хаш и другие. Общая численность группы "Запад" - 12 боевых самолетов и 32 вертолета (из них - 30 боевых и транспортно-боевых).

В отдельных случаях при проведении крупных операций отдельные авиационные подразделения из названных групп привлекались для действий в других районах, однако, планируя боевые действия, этого старались избегать из-за трудностей перегруппировок авиации.

С перебазированием в Афганистан истребителей и истребителей-бом-бардировщиков на аэродромах Баграм (115-й гв. иап), Кандагар (136-й апиб) и Шинданд (217-й, затем аэ 136-го апиб) было введено боевое дежурство советских самолетов в общей системе ПВО Афганистана.

Завершение ввода войск

К середине января 1980 г. ввод главных сил 40-й А в основном был завершен. На территории Афганистана полностью сосредоточились две мотострелковых (108-я и 5 гв. мсд) и одна воздушно-десантная дивизии (103-я), десантно-штурмовая бригада (56-я дшбр) и два отдельных полка (345-й опдп и 860-й омсп).

2 февраля 1980 г. в состав 40-й армии была принята еще одна дивизия - 201-я мсд (прежний пункт постоянной дислокации управления дивизии - г . Душанбе) в составе 149 гв. мсп, 122 мсп, 191 мсп, 285 тп, 998 ап, 990 зенап, 71 ордн и других частей. Техникой и вооружением, боеприпасами, заправкой ГСМ соединение на момент ввода было обеспечено на 100%. Политико-моральное состояние личного состава дивизии отмечалось как здоровое. 201-я мсд характеризовалась боеспособным и готовым выполнить боевую задачу соединением.

Чтобы понять, в каких условиях иногда происходило выдвижение войск 40-й армии, следует привести хотя бы несколько примеров (строки из журнала боевых действий 40-й армии, запись от 20 января 1980 г.):

":186-й мсп продолжал выполнение ранее поставленной задачи. Севернее 21 км г. Кишим, не доходя 800 м до моста, остановился. Мост взорван мятежниками. Карнизный участок скалы взорван и обрушен. На дороге сделан завал. От дороги до скалы 2-2,5 метра. Ширину дорожного полотна можно увеличить только за счет врезания в горы. Глубина ущелья в этом районе - более 18 метров. Возможности для развертывания ТММ и МТУ (тяжелых механизированных мостов и танковых мостоукладчиков) нет. Поставлена задача по разведке обходных маршрутов южнее основной дороги и определения объема работ по восстановлению разрушенного моста".

Или хотя бы одно из донесений о характере разрушений дороги на одном из маршрутов выдвижения частей 40-й армии: ":левая половина проезжей части на участке 10 метров обрушена в пропасть. Оставлена проезжая часть шириной 1,5-2 м. Справа - монолитная стена, которая нависает над проезжей частью. Скальный грунт разработке накладными зарядами и вручную не поддается:".

И, тем не менее, поставленные частям и подразделениям 40-й армии задачи выполнялись.

Управление войсками в Афганистане осуществляла оперативная группа министерства обороны СССР (размещалась в районе Термеза) непосредственно или через командующего и штаб ТуркВО. Ее начальник Маршал Советского Союза С. Л. Соколов контролировал продвижение войск, вылетая к ним на вертолетах с группой офицеров.

В Кабуле командование войсками принимала на себя оперативная группа штаба ВДВ во главе с заместителем командующего ВДВ генерал-лейтенантом Н. Н. Гуськовым. Поначалу именно ему подчинялась вся введенная в Афганистан группировка.

В Генеральном штабе ВС СССР круглосуточно работала группа офицеров Главного оперативного управления, которая следила за ходом ввода войск, изменениями обстановки в Афганистане и вокруг него, готовила доклады и предложения руководству Министерства обороны СССР и государства. Дежурные смены этой группы возглавлялись начальниками направлений оперативного управления ГОУ ГШ ВС СССР.

В период ввода войск разведка и другие виды боевого обеспечения, техническое и тыловое обеспечение осуществлялись штатными силами и средствами вводимых войск, поскольку армейские органы еще не были приведены в готовность. Скрытность создания группировки войск была обеспечена растянутым по времени периодом отмобилизования и поочередным приведением соединений и частей в боевую готовность, а самое главное тем, что никто в войсках не предполагал, что такое решение вообще возможно.

Общая численность советских войск в Афганистане к началу февраля 1980 г. достигла 81,8 тыс. чел. (военнослужащих - 79,8 тыс., в том числе в боевых частях Сухопутных войск и ВВС - 61,8 тыс. чел.

Изменения и переименования

В последующие годы (до 1986 г. включительно) боевой состав группировки советских войск в Афганистане войск неоднократно изменялся. Проводилось переформирование некоторых частей с целью повышения их боевых возможностей.

В результате окончательный состав Ограниченного контингента советских войск стал следующим: управление 40-й армии с частями обеспечения и обслуживания; дивизий - 4; бригад - 5; отдельных полков - 4; отдельных батальонов охраны - 6; авиационных полков - 4; вертолетных полков - 3; бригада обеспечения; трубопроводная бригада; медицинские, ремонтные, строительные, квартирно-эксплуатационные и другие части и учреждения.

Максимальная численность советских войск в Афганистане была в 1985 г. 108,8 тыс. чел. (военнослужащих - 106 тыс.), в том числе в боевых частях - 73,6 тыс. чел. (численность боевых войск никогда не превышала определенную советским политическим руководством еще в декабре 1979 г.).

В первых числах января 1980 г. встал вопрос о том, как назвать войска в Афганистане. Они продолжали находиться в составе войск ТуркВО и САВО и по этой причине не могли называться Группой войск. Называть же их 40-й А было не совсем правомерно. Кроме собственно 40-й А, в Афганистане находились дивизия и отдельный полк ВДВ, десантно-штурмовая бригада, несколько полков боевой авиации ВВС, полки боевых и транспортных вертолетов, части тыла Центра.

Политическое руководство хотело, чтобы общее название наших войск отражало их количественную ограниченность и временность пребывания в Афганистане. В конечном итоге было утверждено наименование "Ограниченный контингент советских войск в Афганистане" (сокращенно - ОКСВ). От указания в названии на временность пребывания в Афганистане решено было отказаться, чтобы не усложнять аббревиатуру.

Первоначальный пропагандистский смысл названия, который, несомненно, имелся, со временем исчез. Это название стало восприниматься всеми, как официальное, открытое для печати и повседневного общения,

Ввод советских войск на территорию Афганистана афганским населением, особенно бедняками, первоначально был воспринят доброжелательно. Люди охотно шли на контакты с советскими военнослужащими, проявляли интерес к жизни в Советском Союзе. Народ искренне надеялся, что наши войска помогут покончить с войной, помогут установить в стране мир и спокойствие. Слово "шурави" (советский) произносилось с особой теплотой.

В ходе марша войск, при их остановках в населенных пунктах, возникали импровизированные митинги, на которых выяснялось, что население прилегающих к магистрали кишлаков знало о предстоящем прибытии советских войск. Особенно дружелюбно к Советской Армии были настроены солдаты афганской армии, а также члены комитетов защиты революции. В выступлениях на митингах афганские военнослужащие благодарили за помощь наших солдат и выражали готовность к боевому сотрудничеству. Скандировались лозунги советско-афганской боевой дружбы.

Вместе с тем зажиточные слои населения к советским войскам относились настороженно, в контакты не вступали. Имели место и отдельные враждебные проявления. Отмечались, в частности, случаи обстрела некоторых советских машин на марше (в основном - отставших).

Была также попытка воспрепятствовать установлению контроля советскими войсками над перевалом Саланг. Большая группа мятежников пыталась нанести удар по десантно-штурмовому батальону капитана Л. Хабарова во время выставления им постов на перевале. Эта группа имела в своем распоряжении БТРы и даже танк (как выяснилось позже, угнанный из афганской части перешедшими на сторону мятежников солдатами армии Афганистана). Боевой разведывательный дозор батальона под командованием лейтенанта Н. Кротова обнаружил мятежников и отразил их атаку. В ходе боя лейтенант Н. Кротов был убит. Это был один из первых погибших офицеров ОКСВ.

Введенные в Афганистан советские войска по согласованию с правительством страны и совместно с афганскими частями и подразделениями армии, Царандоя (МВД Афганистана), службы безопасности выполнили комплекс разнообразных задач. Ими были взяты под охрану все основные автомобильные магистрали: Кушка-Герат-Шинданд-Гиришк-Кандагар; Термез-Пули-Хумри-Кабул; а также, Кабул-Джелалабад и Пули-Хумри-Кундуз-Файзабад.

Были взяты под охрану многие объекты советско-афганского экономического сотрудничества, на которых жили и работали советские гражданские советники и специалисты. К таким объектам относились газопромыслы Джаркудук и Шибарган, электростанции в Суруби, Наглу, Пули-Хумри и Кабуле, завод азотных удобрений в Мазари-Шарифе, тоннель и все сооружения перевала Саланг, некоторые учебные заведения в Кабуле и др. объекты.

Обеспечивалась охрана и бесперебойное функционирование аэродромов Кабул (в том числе его международная часть), Баграм, Кундуз, Файзабад, Джелалабад, Кандагар, Шинданд, Герат, Лашкаргах. Размещением советских гарнизонов всячески поддерживались и укреплялись органы государственной власти в 21 провинциальном и во многих уездных и волостных центрах.

Важной задачей советских войск было ведение совместно с афганскими частями и подразделениями боевых действий различного масштаба по разгрому наиболее опасных, агрессивных отрядов и групп вооруженной оппозиции, а также борьба с караванами, доставлявшими оружие и боеприпасы в Афганистан из Пакистана и Ирана. Эта задача обозначилась с марта 1980 г. и стала окончательно одной из основных с 1981 г.
Категория: Память | Просмотров: 1416 | Добавил: Собкор | Рейтинг: 4.8/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Armata1.ru - Военно-информационный портал